24.03.2009

Почтовый детектив. глава 1. Губернские истории

Начинаю публиковать свои старые детективчики выброшенные когда-то в урну

Почтовый детектив
-1-

Летом прошлого года, фланирующая с утра пораньше по проспекту Карла Маркса губернского города публика, могла лицезреть ничем непримечательную пару – ровно в 7.15 в верхней части проспекта пара соединялась, и через 2156 шагов вниз по проспекту в 7.33 разъединялась. Мужчина и женщина расходились в разные стороны. За эти 2156 шагов Панкрат Денисович и Люся успевали обмениваться важными мелочами.
- Обрати внимание, Панкрат Денисович как громко цокают каблуки у этого джентльмена. Должно быть, он так же как и ты бывший военный и очень уж экономный тип. Об этом мне говорит стук подковок на каблуках его туфлей.
- Люся, чтобы сделать очевидный вывод из очевидных вещей, надо иметь не только хороший слух, но и превосходное зрение. Еще лучше - широкий кругозор. Очевидные вещи всегда имеют несколько объяснений. Что касается этого гражданина, то его вряд ли можно назвать экономным. Стучат не металлические набойки, а пустые пластмассовые каблуки, успевшие основательно протереться. Поэтому вместо того, чтобы менять набойки ему придется сменить туфли. И он уж точно не военный. Приглядись повнимательнее к мышцам его спины – они слишком слабые для выпускника военного училища, и тем более для кадрового офицера…
Люся, получив столь нелицеприятную оценку собственных дедуктивных способностей, нисколько не расстроилась, а лишь рассмеялась в ответ:
- Будет тебе Панкрат Денисович издеваться, ты всего лишь десять лет как на пенсии, а такой нудный для своих 38 годов. Лучше посоветуй, что мне приготовить из баранины на выходные.
Оставшиеся 784 шага Панкрат Денисович объяснял своей попутчице кулинарные особенности карачаевского барашка.
Расставшись с Люсей, майор в запасе направился обычным курсом в свою маленькую контору, которую он снимал в двух кварталах от цирка. Все было обычно: и хромой попрошайка, кормивший голубей крупой из своеобразной кормушки в виде букв ККВ, выдолбленных им в земле, и здание «Пассажа». Теперь уже вряд ли кто вспомнит, что в начале прошлого века так называлось здание прибежища слуг Мельпомены, возведенное на деньги забытых теперь купцов Меснякиных. И тем более никто не поверит, что полтораста лет назад губернский город считался самым театральным в имперской России. В то далекое время цензура не была столь жесткой, как в центре. А вот публика была столичной по происхождению. Губернский город был отчасти заселен сосланными на Кавказ офицерами гвардии. Театр являлся их единственным развлечением. Считалось, что актер, прошедший проверку здешней публики мог рассчитывать на успех в театре любого российского города. Каждый раз, проходя мимо «Пассажа» Панкрат Денисович думал над тем, удастся ли ему пройти проверку на прочность, устроенную ему обитателями губернского города.