19.04.2012

Иван Охлобыстин о партии Коалици Небо

Из материлов пресс-конференции по поводу создания партии Ивана Охлобыстина Коалиция Небо
* * *
Я боюсь, что нам не удастся много. Можно бесконечно бубнить о политизировании. Мы никуда не денемся, нам необходимы рецепторы, которыми мы можем воздействовать на окружающий мир. Причем у нас есть бонусы: мы нужны этому. Потому, что мы адекватные, в общем, не проявили себя агрессивно, но при этом не стесняемся собственных намерений, позволяем себе быть такими, какие мы на самом деле. Мы для внешнего мира чудноваты. Более того, изначально, когда мы это всё конструируем, мы делаем его таковым. Мы выбрали странную терминологию ролевую. Мы использовали, в принципе, предшествующее накопление культурное в области информатики объединения… ну, как это назвать, не знаю… Мы превратили политику в ролевую игру, для того чтобы позволить себе обсуждать действительность, плюс вопросы и не быть подвергнутыми дешевому скептицизму со стороны. Поэтому политизироваться ровно настолько, насколько нужно нам, чтобы правильно бумаги вовремя оформляли, чтобы можно было вступиться за человека, который из нашего общества попал в какую-то нехорошую юридическую историю, или что-то еще… Понимаете, мы можем защищать своих студентов, но это не основная цель Общества. То есть это только рецептор общества.

Отношение к теории Новой Хронологии Великой Татарии. Вы знаете, звучит все убедительно, но есть какое-то несовпадение, это на уровне парадоксального неприятия, или парадоксального приятия, как вера.

Зачем создается партия? Почему она так рано создается, когда самоорганизация движения еще не закончена? В том-то и дело, что это будет определенным импульсом для самоорганизации в том числе. Это не будет ядром, у нас нет ядра. Мы как улей – каждый у нас ядро. В этом наше биологическое преимущество перед всеми остальными объединениями. Это преимущество, нам позволило, вот эта ролевая технология, она нас прикрыла и позволила достичь такого рода объединения, фактора объединения. И поэтому самоорганизация, во-первых, будет всегда совершенствоваться и самоорганизовываться, мы будем подстраиваться под внешний мир. Но как-то реагировать нам тоже необходимо! И это одно из проявлений этой реакции. В связи с этим, есть ли программа развития Общества 77 и создание партии входит ли в эту программу? Если таковая программа есть, какие ключевые моменты, даты, следующие этапы? Если программы не существует, то действуем ли мы спонтанно или исходя из складывающихся в стране условий? Я так думаю, что будет разумно, сейчас есть намеки этой программы, но ничего нельзя сказать окончательно, потому что мы сейчас лавируем, как на доске виндсерфинга. Надо внимательно поймать течение, отнестись к тому, что куда пойдет, чтобы обладать большим количеством информации и в некотором смысле проецировать, что будет дальше, чтобы можно было на этом двигаться, на этой волне. Ну понятно, что будут либерально-демократические несогласия, они будут вялотекущие с привлечением информационных агентств, периодическими скандалами, вряд ли сейчас начнется третья мировая война. Вот сейчас активизировалась, слава Богу, что церковь. Потому что вандализм — это плохо априори, мы это не поддерживаем. Мы против вандализма! Нужно все сохранить, была бы моя воля, я и Дзержинского на место вернул бы, честно говоря, потому что он уже вписан в путеводитель для туристов. И он был бы грозным напоминанием, что происходит с людьми, когда они строят свою логику и последующую организацию, в том числе государственную, без Бога в душе. Значит, и поэтому вот сейчас сложится партия — там тысяча всяких бумажных неурядиц, потому что партию нужно регистрировать, нужно это все оформлять уже как-то формально. Плюс к этому мы сможем более качественно общаться, а соответственно, оформятся основные направления. Я бы не стал единым клином, свиньей идти. Я бы выделил несколько сообщественных направлений, которые занимаются тем или иным сектором, я бы выделил отдельные движения, я бы выделил отдельные общества и братства. И в них логично смотрелись бы и братства высоких технологий, и братства боевые, боевых искусств, и сообщества милосердия. С чего когда-то госпитальеры начались? Именно с сестер милосердия, тут уж ничего не сделаешь. Плохо, что они потом обернули это в банковскую идею и на этом в общем погибла сама суть рыцарства, но основа примерно такая же. Это гигантский вопрос. Мой взгляд на это. Опять же я исхожу из методологии вот этой логики Империума. Всё это психокомбинация для того, чтобы оправдаться, что именно я хочу. Все очень простенько. Мы не должны построить Империю, мы уже живем в Империи, просто она слабая Империя. Она под обломками ныне существующего нелепого общества. Мы не будем провоцировать это общество уничтожать самое себя потому, что без этого общества мы не сможем достичь своего результата. И дальше по накату… Если так, то это на пять часов. Если достаточно по этому вопросу, будем юридически. Какой устав партии, значит. Очень сумбурно я говорю, очень большие вопросы. Нужно это все систематизировать.

Зарубежье. Значит, так. По поводу зарубежья и партийной работы в России. Законом запрещено. Мы можем ровно такие же партии создать там, где представлены в других странах мы. Сами по себе пусть они создают. То есть, я не знаю, там белорусское отделение. Не отделение, а партия — Коалиция «Небо», звездное небо или небо единичка, или небо компьютерная собачка, абсолютно наплевать. Главное – содержание всего этого! Главное, что в них будет определенного рода рецептура. Кстати сказать, может получиться интересный политологический феномен: если одна партия войдет в плотный контакт с другой партией, но одна и та же, как коммунисты, масштабной.

Будет ли у партии финансирование. Если да, то как вы планируете не допустить зависимости от людей, дающих деньги? Если нет, то как вы видите возможность развития самофинансирования? Значит, у нас партия богатых. Вот так она должна быть. Каждый член нашей партии, простите еще раз за сумбур – пытаемся опять скомкано так обо всем. Будет ли финансирование? Да! Если сообщество, если семья, по нисходящей каскадом, к первичной логике. Семья должна быть в достаточной степени зажиточна, чтобы она могла проецировать свои интересы на окружающий мир. То есть строить себе пастбища, кормить семью, размножаться и все остальное. В этой же логике сообщество должно быть, и общество, и государство — все стремится к благопроцветанию. То, что люди в нашем обществе состоятельны, это может быть, кстати, хорошей возможностью друг другу помочь. Вместе всегда легче. Вместе построить дом, вместе, я не знаю, заложить фундамент, вместе пойти на какую-то акцию. Необязательно на митинги ходить вместе – можно ходить на рыбалку вместе. У нас есть опять же в нашем опционарии общественном, есть эта замечательная приспособленческая нотка. Она нам позволит, во-первых, людей обеспечить, привить им правильное отношение к окружающему, ладить с мирном, но не зависеть от него. И с другой стороны, опять же, если мы достигнем определенного статистического результата, и партия наша не проявит себя как балаган. К ней привыкнут, ко всему привыкают. К терминологии привыкают, человек ко всему привыкает.
То, что раньше дико звучало как клирики, теперь воспринимается в социальных сетях теми людьми, с которыми мы общались раньше, вполне естественно. Они привыкли. Наши великодушно романтические названия коалиции «Небо» – привыкли. Люди стремятся к красивому, в этом нет ничего плохого. Ещё если под этим подразумевается что-то хорошее, тем паче. Люди готовы нас воспринимать. Так вот если мы докажем обществу, что мы – те, на кого общество может лучше всего положиться, да и неплохо бы вообще с ними посоветоваться, то есть с таким костяком, общественным защитником. В каждой деревне, знаете, был кузнец или кто-то, крепкий мужик, к которому бабы бегали.

Мы позиционируем себя… Я буду рвано говорить, потому что тексты рваные. Буду подстраиваться. Полное подобие идеологической модели. Андрей Андреевич, Петербург. Мы позиционируем себя как православно-националистическая партия? Не совсем так. Мы позиционируем себя как национал-патриотическое движение. Очень своеобразное, настоящее – присущие этому термину оттенки. Такая маточно-клановая система. Я уже говорил об этом. И поэтому слово «православная» я бы не стал. Будем совершенствоваться. Вообще нам нужна своя радиостанция. К православию быстренько возвращаясь: не надо цеплять туда. Дело в том, у нас масштабы-то иные. Когда-то будут хорошие, полновесные представительства и в Арабских Эмиратах, и в Иране, и где угодно, по всему миру это может быть. Национал-патриотическое движение – коалиция «Небо». Мы должны помочь церкви не попадать в нелепые ситуации. Зачем рисковать её реноме? Это личное дело наше, каждого. Тут уж ничего не поделаешь. Нужно выбирать. Но это логично. Так, повторяется: зачем создаётся? Я примерно ответил, зачем. Для того чтобы было о чем разговаривать.

По поводу финансов не договорили. Значит, как мы будем всего этого добиваться? Прежде всего, каждый добивается сам по себе, никуда не денешься, не будем плодить бездельников. У нас люди должны все уметь работать. Я так понимаю по общению, что у нас особо бездельников-то и нет. У нас как раз-таки деятельные люди. Но так или иначе, я надеюсь, что в союзах в региональных друг другу будут как-то помогать. И опять же по мере приобретения определённого статистического уровня мы будем выгодны местным представителям бизнеса. Я так в сроки говорю в какие-то: длительные – это не так всё долго. Я думаю, что уже летом мы начнём общаться с ними. На ком-то покой держаться должен. И потом, опять же по преодолению определённой статистической планки государство обязано помогать обществу развиваться, если оно признаёт это общество позитивным, если это общество служит развитию страны. Есть гранты, система грантов, которая разлетается непонятно куда и непонятно зачем, на какие-то идиотские совершенно… (нрзб.) вот видите, в технологии какие провалы. Всё не успеешь.

Будем ли мы юридически регистрировать? Если Минюст не зарегистрирует партию, то каков план Б? Минюст зарегистрирует партию. Вот там монархическая партия – это антиконституционно уже в названии. Потому что монархической партией может быть только монархия. А мы не развиваемся же так. У нас есть определенчество. Мы подходим под протокол. Не зарегистрируют если – это будет очень странно. Это будет повод к ещё большей консолидации, мы будем самой популярной партией на свете. В итоге зарегистрируют, просто нас будет гораздо больше, нам геометрическую прогрессию дадут.

Каков устав и программа партии? Ну, первичную задачу вы знаете. К ней идём и находим любые уставы и любые программы, выбираем самые удобные дороги к достижению нашей цели. Консультируемся, прислушиваемся, учимся прислушиваться и понимать друг друга, не цепляемся за свои теории. Видим в этом совместное творчество и уважаем себя. Люди в движении разных религиозных взглядов. Является ли приверженность к православию необходимым качеством участника движения? Нет, не является. Потому что опять же – у нас масштабы иные. Также мы будем представлены и в Иране, и в Ираке, в общем, везде должны и будем представлены, и желательно местным населением.

Какая будет структура партии? Опять же это нужно письменно излагать, на ходу так не скажешь. Но в двух словах. Общая конструкция: надстройка без права голоса; функциональный аппарат вместе с президентом, вместе со всеми, кто должен быть в этом управленческом аппарате. Следующий – магистрат, состоящий из легатов. Именно оттуда и будут выходить следующие президенты нашей партии и кандидаты в президенты и депутаты. Ну, всё оттуда будет идти. Те, кто будет заниматься функционалом, не будут участвовать в политической борьбе. Это даст возможность контроля. Если у нас нормальная договорённость, всё-таки мы достигнем наших интересов в общении и удастся казакам создать вот это подразделение, в принципе оно не должно быть такое уж огромное. Наоборот, для них это просто храмам и общественным местам защиту от хулиганства. Хулиганства и ударов по психике детей наших. Но это уже догматы. Соответственно, это всё уходит в само общество. Параллельно существует братство, братство добродетелей. Названо тоже так нумерологически, скажем так. Даже не нумерологически, а вот любой элемент – братство. А добродетелей – почему бы и нет? Знаете, во всём должна быть логика. Всё должно быть так. Тебя спросили: почему братство? Какая добродетель? А что это означает? Охранное подразделение, хулиганов не будет. С одной стороны, это будут братства клириков общества. С другой стороны, это будут независимые члены общества, возложившие на себя определённого рода ответственность. Среди этих сообществ будет сообщество, которое должно будет, комиссия, наблюдать за функционалом, за функциональным аппаратом, не дать зажраться, не дать самим пасть. Я уверен, что мы найдём честных и порядочных людей. Я уверен, что все здесь порядочные люди. Но я уверен, что мы найдём ещё и смекалистых порядочных людей, которые будут пресекать интеллектуальный бунт на корню. Не интеллектуальные, а пораженческие настроения на корню и попытку извлечь выгоду из нашего порыва.


Так, опять же. Как политические идеи выражаются после создания? Митинги, пикеты и тому подобное? Может быть, это тоже. Но если будет повод для митинга или пикета. Но в основном это работа по благоустройству окружающего нас мира на грантах, на тех самых грантах, которые государство обязано выделять тому или иному благотворно действующему на окружающее сообществу. Я витиевато закрутил. Но, короче говоря, как пионерской организации будьте любезны, выдайте нам 100 пачек сосисок. И сосиски старикам и детям. Плюс самостоятельная работа, плюс я надеюсь, что всё будет хорошо и у детских лагерей, потому что сейчас это уже такое, знаете, выпавшее звено, выпавший пазл. Детей некуда отправить. Во-первых, коммерческие хорошие лагеря – это не по силам нормальным людям. А просто отправлять в лагеря – это значит заведомо знать, что назад вернутся уже умеющие пить и курить дети, с нездоровым цветом лица, и поди знай, там ещё что может быть. А в нашем случае – мы консерваторы, нам легко доверятся. По многим вопросам у нас категоричное «нет». И потом наше строгая графическая нотка даже в эстетике – она даст о себе знать. Мы не можем себе позволить быть строгими. Детям, кстати, это нравится. Если заменить всю эту ерунду на нормальные походы, игры с навигацией, поездки на встречи, спортивные мероприятия, ещё и юморное сделать. У нас очень неглупые люди. Это на ах будет! Дети будут мечтать и уговаривать родителей. А мы не будем грабить родителей. То есть если это от государства всё пойдёт, слава Богу. Если сами будем делать по минимуму. Я думаю, что государству глупо отказываться от нас.

Будут ли поездки по России коалицией «Небо» с доктриной? Не знаю. Не знаю, но скорее всего.

Отношение к независящим монархическим партиям? Сотрудничество с другими партиями? Вы знаете, у нас сложилась за это время неплохая связь с георгиевцами. Что это означает, кстати сказать? Я уточню. Если у нас эта связь произойдёт, и произойдёт она не далее как 17-го, с нашей стороны и со стороны георгиевцев будет такое заявление о присоединении, это будет означать только одно: только мы как партия имеем право ссылаться на церковь. То есть мы будем представлять интересы церкви в том или ином вопросе на уровне таких общественных дрязг или неурядиц. Мы своего рода превращаемся сразу, берём на себя опцию защитников православия. Но не истеричных защитников православия, а фундаментально, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И вот как раз почему казачество нам необходимо? У них в крови это есть, вот эта самоорганизация, возможность. Другие партии? Не знаю. Монархической называть сейчас? Ну да. Тысяча человек там записалось? Замечательно, это очень неплохо. Единственное что – как они зарегистрируются? Это же не очень практичный подход. Но по-моему, я уже об этом говорил. Какие-то другие – может быть. Главное – мы встретимся с каким-то движением порядочных, здравомыслящих людей, и их интересы будут абсолютно совпадать с нашими. Предположим: мы думаем, что идеальный вид государства, считаем и понимаем это психоустройство. Это наша метода, психотехника, вот. Психотехника: я уже живу в Империи, я уже думаю о ней, я уже работаю по этой программе. Так вот если они, предположим, спасают природу, ничего мне не мешает связаться с ними, нам не мешает связаться с ними. Я тоже против того, чтоб природа погибала. Надо всё по ходу решать, всё будет очень практично.


Расскажите нам о том, как вы представляете идею, ещё раз. Вы знаете, я могу, моя фантазия складывается из увиденных мною картинок и комбинаций этих картинок, начиная от фильма (…), если не ошибаюсь, он или не он, заканчивая «Футурологическим конгрессом» Станислава Лема. Туда ещё привнесено много живописи, много музыки и всё остальное. Я 66-го года рождения! Эта прошивка у меня. Соответственно, со всеми остальными представителями своего поколения мы живём одной эстетикой. Мы себе представляем её так, вот в идеале. Следующее поколение её может представить иначе. По сути своей это идеальное государство. Да, вещь недостижимая в принципе для обычного человеческого сообщества, сакрально не заверенного императора. А если всё-таки это произойдёт, то есть мы достигнем определённого революционного уровня и цивилизации, и общества, когда будет спокойно, когда можно будет заниматься собой и собственными душевными изысканиями, быть благотворными для мира, тогда появится возможность, больше будет возможность, что появится император. Нам неизвестно, когда придёт император. И появится он, данный Богом, именно в тот момент, когда это будет необходимо, когда это будет целесообразно и гармонично. Наша задача к этому времени – построить общество. Наша задача – узнать. Мы должны воспитывать в своих детях императоров, императриц. Выводить их сознание на этот уровень ответственности. В какой-то момент может приключиться так, что всё окружающее вокруг тебя будет твоим, принадлежать тебе. Как бы ты распорядился, как бы ты сохранил, что бы ты сделал? Но это, видите, опять же, мои представления. А общие представления для всех одни и те же: идеальное государство, недостижимое и прекрасное, как горизонт. И к этому надо стремиться. Я не вижу другого направления эволюции. Мы никуда не уйдём, если своими руками себя уничтожим. Подумайте, это психологически. Мы рассказываем своим детям сказки. Как правило, в сказке происходит: «в далёкой-далёкой стране, в царстве-государстве», речь идёт. Опять же в государстве. То есть это психический стереотип очень глубокого уровня, что в идеале государство – это царство. Как правило, это король в сказке. Он у нас не злой, но ворчливый. Ну, что-то такое, да? Мы своим детям, которые на подсознательном, биологическом уровне не могут уловить плохое, прежде чем им что-то ляпая, эта информация проходит тысячи фильтров в нашей голове. 3 млрд. нейротических реакций в одной голове за секунду! И мы выбираем всё равно этот мотив, имперский мотив. Почему? Потому что это система, потому что это имеет основания в самой природе. Вот как я себе представляю империю. Но это вообще. А каждый должен нарисовать свою империю сам. Так, значит, националистическая направленность. С Андреем Андреевым увидели это. Дикари мы, осваивать надо всё заново. Вот, кстати сказать, радио 77. К сожалению, по занятости чудовищной я не успел толком и ознакомиться с этим. Это очень перспективно.
источник