10.01.2020

Как меня приходили убивать люди из Чечни, но убили другого

В последнем материале я упоминал своего старого знакомого из Армавира, депутата Алексея Виноградова, который взбудоражил политиков России, Армении и Азербайджана. С ним неоднократно мы соприкасались по общественной деятельности. В свое время я работал журналистом, был главным редактором частной газеты, ведущим на ТВ, собкором разных изданий и еще профессионально занимался выборами в качестве политтехнолога. Всего у меня около 50 избирательных кампаний. Дело было денежное, но опасное.

На выборах главы города Армавира в начале 2000-х мы с Алексеем шли параллельным курсом. Она баллотировался на главу, а я был в команде генерала. Было еще два кандидата, которые также были против действующего главы. Было такое объединение своеобразное. Кампания шла жестко. Очень жестко.

Однажды сижу я в штабе кандидата звонит моя бывшая супруга и говорит: приходили какие-то два крепких парня, говорили, что знакомые по Карачаевску и по Чечне, искали тебя, хотели очень встретиться. Я отнесся спокойно к этому, поскольку иногда действительно знакомые какрачаевцы приезжали, когда им что-то надо было в Армавире.

Проходит примерно полчаса после звонка. И меня просят выйти на улицу. Стоят два парня, один славянин, другой кавказец. Спросили – ты такой-то, такой. Отвечаю: да. Пойдем, поговорим. Ну и начинается чес на тему, что мол я офигел, и если вы берега будете дальше путать, на власть наезжать, опубликуете еще один компромат, то мы тебя убьем, детей и жену в Чечню вывезем, по частям будем оттуда присылать. Я относительно спокойно это перенес, задал вопрос типа вы кто такие, на что получал естественно грубые ответы. Но напряжение, конечно, внутреннее было. С одной стороны мы стоим в общественном месте в центре города и дистанция между нами не сокращается. Самое опасное в таких ситуациях быть изолированным, а тем более сесть в автомобилей злоумышленников. В то же время я видел, что дистанция между нами не сокращается. Естественно я стоял чуть полубоком выставив правую руку вперед, согнув ее в локте словно почесывая подбородок. Воспитательная беседа в течение нескольких минут окончилась ни о чем. Естественно, мне сказали в конце, если обратишься в милицию, то мы тебя убьем. Парни зашли за угол, где их ждала машина.

Я офигевший захожу в штаб, поскольку убийством тебе не каждый день в лицо угрожают, рассказываю ситуацию и спрашиваю что делать, как их вычислить. Спросил совета идти в милицию или альтернативным способом решать. В итоге было решено идти в полицию. Я пришел, написал заявление об угрозе убийством.

В милиции заявление приняли нехотя, сказали, что будут разбираться. Но мир не без добрых людей. Уже на следующий день приезжают добрые люди и говорят: личности их установили. Это те то и те, один из них борец – водитель и по совместительству охранник представителя оппонента, борец классик. Естественно, что к Чечне они никакого отношения не имеют . Спросили если желание с ними встреться, то я сказал, что нет, поскольку смысла нет и предъявлять надо их хозяевам, с которыми мы бьемся. Понятно, что Чечней они бравировали и никакой связи с чеченцами не имели, да и сами в Чечне не воевали.

Материал разгромный мы выпустили еще не один. И получилось так, что в ходе этой компании мы потери все-таки понесли. При странных обстоятельствах был избит наш фотограф Валера, непьющий и неконфликтный человек. В результате полученных травм он скончался. Из полиции пришел весьма ожидаемый ответ. Его суть была такова: лиц, угрожавших убийством, установить не представляется возможным, да и в их действиях нет состава преступления, если бы они вас убили, вот тогда бы мы дело и завели. Убийц фотографа Валеры также не нашли.

Так, что если вы думаете, что сейчас в России беспредел, то вы правы отчасти, 20 лет назад беспредел был еще хлеще. Сейчас беспредел скорее экономический. Убивают и травмируют политических оппонентов гораздо реже. Сейчас чаще сажают и отжимают имущество. Но 20 лет назад выборы были похожи на выборы. Сейчас не пойми что. Кстати, выборами я уже 10 лет как вовсе не занимаюсь.

А вы помните беспредел 20-летней давности?