24.02.2020

В Москве до 4 миллионов мусульман. Чем это грозит?

глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин заявил, что в столице сейчас проживают три-четыре миллиона мусульман. По его словам председателя президиума Духовного управления мусульман европейской части России, председатель Совета муфтиев России эти данные ему назвало руководство Москвы.
В сети сразу появились критические отзывы «экспертов». Суть большинства из них состоит в том, что уважаемый шейх завысил (возможно сознательно), последователей одной из мировых религий, проживающих в Москве. Некоторые пишут, что их не 4 миллиона, а всего лишь 400 тысяч. Часть комментариев несколько вызывающе-издевательски звучат, часть обосновывают завышением попыткой усилить политический вес.
Приведем примечательное мнение председателя комиссии по вопросам миграции Совета по делам национальностей при правительстве Москвы Юрия Московского, которое он беседе с изданием «Взгляд»:
«- Можно посмотреть данные переписи населения по Москве за 2010 год. Там к народам, традиционно исповедующим ислам, отнесено около 400 тысяч человек. Потому слова о четырех миллионах мусульман вызывают недоумение и даже смех. Возможно кто-то забыл поставить запятую, там где надо? То есть не 4 миллиона мусульман, а 0,4 миллиона?».
Большинство комментариев склоняются к том, что цифры завышены в полтора-два раза. Но даже два миллиона – это много. И суть даже не в том, что сейчас нет четырех миллионов. Если миграционно-демографические процессы в Москве сохранятся, то цифра в четыре миллиона будет достигнута достаточно быстро. То есть это вопрос времени.
Куда важнее – другой вопрос: чего опасаться при увеличении доли мусульман в российской столице?
С точки зрения физиологии и социального поведения – Ислам не хуже и не лучше любой другой религии. В мире достаточно стран, опирающихся на исламские цены, как добившихся серьезных социально-экономических успехов, так и наоборот, стран население которых испытывает проблемы бедности и коррупции. Вся проблема заключается в том, кто и как использует базовые ценности общества и религии. Если вектор движения – образование, технологии и порядок, то добиваются успешного результата. Если задача стоит личного обогащения лидеров, сдерживание развития общества, то получаем бондустан. Ярким положительным примером служит Малайзия, темпы экономического развития которой остаются одни из самых высоких в мире.
В Малайзии в свое время был сделан вектор на образование и развитие экономики. В свое время четвертый премьер-министр страны Махатхир Мухаммад в первую очередь разграничил религию и политику, после чего взял курс на развитие страны.
Его знаменитое высказывание: «Если я захочу молиться, я поеду в Мекку, а если захочу знаний, то поеду в Японию» – стало основой общественного сознания малазийцев.
Поэтому наряду с современными достижениями, высоким экономическим ростом и уровнем жизни малазийское общество сумело сохранить свои религиозные традиции и культурные основы.
В России есть также примеры успешной интеграции исламского населения в современное общество, в их числе Татарстан. Сегодня проблема 4 миллионов мусульман в Москве – это не только проблема столицы, но и проблема России в целом. Если властям удастся реализовать лучшие ценности исламской культуры, ввести культ жажды знаний, образования и новых технологий в условиях неукоснительного исполнения закона и борьбы с коррупцией, то Россия сможет вновь выйти на лидирующие позиции в мире. В противном случае, если вверх возьмет идеология, то будущее страны выглядит не столь радужным.