28.02.2020

Правда о прыжках с парашютом советских десантников

Служба в рядах ВДВ овеяна мифами и легендами. Это в очередной раз показала публикация моих статей на эту тему:
Миф о рукопашном бое советских десантников.
Миф об огневой подготовке советских десантников.
Точнее не сами статьи, а комментарии читателей к ним. Часть комментариев относилась к воздушно-десантной подготовки бойцов, то бишь как они прыгали с парашютом. В т.ч., из разряда мифов. Например, что десантникам не положен запасной парашют, что приборы на парашюты не устанавливают и т.п.. Правда и то, что перед службой я и сам был в плену мифов о прыжках с парашютом и подготовки к ним.
Расскажу о своем опыте и наблюдениях. Перед службой, как и многие советские десантники, я прошел трехдневную подготовку на аэродроме ДОСААФ и совершил три прыжка с парашютом с борта АН-2 (кукурузник). Были сослуживцы, которые совершали перед службой десятки и сотни прыжков. К примеру, у меня в отделении в учебке всего лишь у одного бойца не было прыжков до службы. У одного – 700, у другого под 300 (спортсмены из Таганрога), у двоих парней из Дагестана по 7о и 25 соответственно. Остальные – с тремя прыжками.
Я думал, что в армии совершу десятки и сотни прыжков, и ночью, и на воду, и с большой высоты, и с малой и т.п. Что буду крутиться на лопинге как в кино. Реальность оказалось другой. Однако мне повезло в каком-то смысле. Я уже писал, что служил я в четырех частях, в шести подразделениях, включая разведку. Отчасти именно поэтому в моей дембельской характеристики написано, что за время совершения службы совершил 27 прыжков с парашютом. Это больше чем положено за два года.
Сколько прыгали советские десантники за срочную службу?
На сколько я помню, норматив был 6 прыжков с парашютом в год. По 3 за учебный сезон. Но по факту получалось и меньше. Человек мог болеть (например откосить или реально болеть), находиться в наряде или в карауле. Или тупо могли быть проблемы с обеспечением прыжков. И тогда программа сокращалась до трех прыжков в год. У офицеров по-моему норматив был 12 раз за год. Тогда выплачивалась 20%-я надбавка к окладу «за войска». Срочникам также платили за каждый прыжок, причем учитывалась и сложность – с оружием, ночные прыжки и т.п.
Кто мог напрыгать больше нормы? Те, кто относился к службе воздушно-десантной подготовки. Туда брали в основном спортсменов. В одной из частей был также что-то типа парашютного клуба, члены которого прыгали больше. Также больше положенной нормы совершали прыжки разведчики. Ну и кто сильно хотел. Например, я не сильно хотел, но прыгал, поскольку от денег не отказывался. Совершать прыжки можно было (хотя это и грубейшее нарушение) за того парня. Я прыгал за нашего прапорщика в годах, прошедшего Афган. И он честно отдавал мне деньги за прыжки. Поэтому когда говорят о сотнях или десятков прыжков во время службы в ВДВ, я начинаю сильно сомневаться.
С каких самолетов и вертолетов совершали прыжки?
Лично мне удалось с самолетов АН-2 и ИЛ-76, а также с вертолетов МИ-6 и МИ-8. Но так за срочную службу мало кто прыгал. Даже далеко не все офицеры совершали прыжки с разных вертушек. Тут играла специфика. В дивизиях – это АН-2 и ИЛ-76. В ДШБ были вертолеты. Например, в 39 ДШБ был МИ-8, а в 37 ДШБ – МИ-6. Где-то прыгали еще с АН-12, но у меня опыта не было.
Естественно, что напрыгать больше нормы можно было только при прыжках с вертолетов и АН-2. Прыжки с ИЛ-76 – это масштабное мероприятие. Поэтому, если слышите от человека, что он за срочную службу напрыгал мильен прыжков с бортов всего что летает, то как правило, это трепло.
Как прыгали?
В комментах к своим статьям я читал, что прыгали без запасного парашюта. Не было такого. Слишком опасная тема в мирное время, а операций с десантированием в локальных войнах СССР не проводил. Хотя теоретически предусматривалось, что в боевых действиях на сверхмалых высотках 200 метров и меньше прыжки без запаски. Основная высота для десантирования 600-1000 метров. Выше прыгала только разведка, но и купола для этого другие применялись. Ниже могли тоже, например, из-за погоды. У нас однажды так и было – около 500 метров десантирование.
Другой миф – прыжки без прибора, типа вообще их не было. Это реальный миф. Я сам был внештатным прибористом противотанковой батарее 39 ДШБ благодаря чему прохалявил однажды 3 дня на курсах прибористов, пока народ в полях гонял.
Штатный прыжок был с оружием и РД-54. Хотя были прыжки и налегке. Ночные прыжки были редкостью. Внутри техники также не десантировались, но укладку совершали. Прыжков на воду также не было, но к ним были подготовлены. Это затратная и опасная тема, требующая больших организационных усилий. К примеру, летом 2019 года в Крыму утонули два бойца при десантирование на воду. Это сейчас, когда с техникой попроще.
Гибель солдат и допустимый процент потерь при прыжках
Еще до армии слышал, что при прыжках с парашютом есть определенный процент допустимых потерь. Звучала цифра и 3% и 0,3%. Вторая возможно и ближе к истине особенно при массовом десантирование частей с Ил-76, поскольку высок риск сближения парашютистов, а также играет роль подготовка бойцов, которая далеко не одинаковая у всех подразделений, но прыгать они обязаны. При мне погиб лишь прапорщик и то по причине того, что решил на ноги приземлиться, а не с кувырком. В итоге попал на кочку и о камень головой. Неоднократно был свидетелем открытия запасного парашюта как по делу, так и по тупости. Помимо этого, видел как у бойцов стропы скручиваются. Как попадали на деревья (ветер сносил от площадки приземления). Но у самого все было в штатном режиме.
Примечательно, что за мужество, проявленное при внештатных ситуациях во время десантирования, полагалось поощрение, вплоть до краткосрочного отпуска. Но любая внештатная ситуация влекла за собою разбор, вплоть до возбуждения уголовного дела. Был свидетелем по такой. После одного из происшествий – во время ночных прыжков у офицера не раскрылся вытяжной купол, но он успел запаску открыть, нас повезли к летунам и рассадили в вертолет, восстанавливая ход событий. Кто-то отцепил карабин вытяжного купола.
Вообще при прыжках безопасность определяют уровень подготовки бойца, правильная укладка парашюта, а также дисциплина и организация прыжков. Именно высокий уровень подготовки и организации ВДВ, которые заложил еще Василий Маргелов, сделали эти войска легендой, достойной славы.
Страх при прыжках с парашютом
Он был и есть у большинства десантников. Есть даже поговорка – не боится только дурак, но их всегда хватало. Я вообще высоты с детства боюсь, хоть и в горах вырос. По скале забраться мог отвесной, а вот к краю обрыва никогда не подхолдил. Только если надо лезть вверх или вниз, чтобы дорогу сократить. Понимаю сейчас, что раз 20 мог убиться, когда в одиночку по горам шлялся. Но это всегда был контролируемый страх.
Особый мандраж при прыжках с парашютом был когда начинался учебный сезон. Первый прыжок в сезоне – всегда самый страшный. Кстати, первый в жизни прыжок – это не так страшно. Самым страшным как правило является второй прыжок. Вот поэтому минимально необходимо перворазнику три прыжка совершить.
О страхе особо мне вдался эпизод. Мне повезло служить с некоторыми легендами ВДВ в одной части. Так сложилось, один из офицеров-легенд (к тому времени у него вся грудь в орденах была после Афгана) прыгали с МИ-8. Причем я был старшим борта. Стоим вместе у открытой рампы. Вертушка поднимается, а внизу коровы, овцы пасутся. Я ему ору типа – товарищ майор, шашлык какой хороший, а вижу по реакции страх в глазах. Но он мужественно стоит у открытой рампы. Также контролируемый страх.
Так что настоящий десантник никогда не скажет, что он не боялся прыгать с парашютом.
А вы прыгали с парашютом? Если нет, то хотели бы?
Если Вам понравилась моя статья, то обязательно поставьте отметку "нравится", нажав на символ с большим пальцем вверх!