12.08.2020

Стоит ли кайфовать с губернатором Владимировым?

 Мой пост про наличие признаков пропаганды запрещенных веществ в губернаторском инстаграме, вызвал живой отклик. Часть комментаторов мне указала, что я ни фига не понимаю, что являюсь злобным диванным критиком. А вот губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров – хороший, добрый. С юмором человек, в отличие от меня.  Человек, который работает на благо народа и готов поделиться. В том числе и кайфом. Охотно верю, тем более одного из критиков приглашал покайфовать вместе.

Я бы тоже с радостью присоединился к имперскому кутежу. Но вот незадача. Наркота, власть и наркотик власти меня не интересуют от слова «совсем». По мне так по грибы, особенно по мухоморы, сходить в зеленый лес куда интереснее. Мне бы и вовсе из леса не вылезать, поскольку работа моя связана исключительно с грибами и другими полезными растениями. И писать свои тексты. Поэтому буду я чужим на празднике жизни, пиршества бабла и власти. Хотя я бы отломил свой скромный кусочек в полтора миллиона исключительно наличных рублей на подготовку энциклопедии лекарственных растений и грибов Ставропольского края. 

Работу над энциклопедией пришлось отложить в долгий ящик – изменились многие обстоятельства, которые мало кому интересны. Ее издание штука дорогая и долгая. Требуются аппаратура, больше года съемок фото и видео, монтажа, написания текстов и верстки. А вот тема насчет приглашения покайфовать меня впечатлила. Будучи хотя и отмороженным, слегка контуженным и отбитым на голову, стараюсь быть прагматичным. Попробуем оценить стоит ли присоединяться к возможному кайфу в кампании с губернатором Владимировым. И сколько оно стоит.

Сначала о рисках, т.е. негативных факторах, отрицательно влияющих на имидж краевой власти, о возможных для нее рисках. О том, что может «обломить весь кайф». Краевое руководство имеет ряд болевых точек, на которых периодически и пока еще бессистемно оттаптываются ее оппоненты и критики. Перечислю их.

1. Народ не чувствуют заинтересованности краевой власти в повышении благосостояния или хотя бы сохранения текущего уровня жизни. Виден очевидный диссонанс речей и того что происходит. Напомню, к примеру, что краевые депутаты так и не решились выделить выступить с обращением о дополнительных выплат в связи с коронавирусом. При этом в СМИ, в инстаграме и прочих сетях все прекрасно, а значительная часть населения доедает хрен без масла. Отличная иллюстрация тому комментарии в инстаграме Владимирова, значительная часть которых, кстати, удаляется.

2. В целом бестолковая информационная политика, которая в т.ч. стала причиной снижения уровня доверия в целом к краевой власти и лично к губернатору Владимирову. Вместо открытого честного диалога с признанием проблем, с обсуждением путей выхода край продолжает «вырываться вперед». Почти все новости об успехах или решениях проблем. Все это густо сдабривается мнением разномастных «экспертов» местного и заезжего разлива. 

3. Отсутствие образа будущего региона. В голове среднестатистического ставропольца складывается картинка что жизнь в нашем крае мягко говоря хреновата, а что будет неизвестно. При наличии огромного «пула» эксперта и миллионных затрат на них так и не были озвучены ключевые показатели прогнозируемого уровня жизни ставропольцев. Заявлены и достигнуты. Стоимость пропаганды исчисляется сотнями миллионов. Например, только содержание «Своего ТВ» с очень ограниченной аудиторией зашкаливает под 200 миллионов.

4. Провал медицины. Коронавирус продемонстрировал, что в медицине у нас огромные проблемы. Информационное направление в деле санпросвета, пропаганде профилактики и реабилитации для перенесших ковид также провалено. Зато по распространяемости коронавирусом мы действительно вырвались вперед. Мы обогнали даже Краснодарский край. Об этом я писал неоднократно. Но чиновникам наплевать. И по-прежнему главный спикер в крае по ковиду – губернатор Владимиров.

5. Экономические вызовы. Экономика Ставрополья получила серьезный урон. Падение доходов от санаторно-курортного бизнеса, безвременная кончина малого и среднего бизнеса. Неудачный год для аграриев в связи с засухой. Начинают идти вниз и застройщики. До недавнего времени строительный сектор был огурцом, некоторые компании даже начали новые проекты Но последние два месяца дела пошли хуже. Это вполне очевидно, если судить по акциям и скидкам в цене от застройщиков. Крайне важно, что значительно уменьшился поток покупателей недвижимости из других регионов. Возможно, в июле будет антирекорд. А в некоторые годы именно июль в ряде сегментах недвижимости был рекордным, именно благодаря покупателям из других регионов страны. Ставрополье уже не столь привлекательно. По размерам дотаций из федерального бюджета наш край на шестом месте и получает ненамного меньше денег чем Чечня (четвертое место). Низкий уровень зарплаты вполне иллюстрирует тот факт, кто Ставрополье находится на 71-м месте по инвестиционной привлекательности среди общего числа регионов.

6. Уничтожение самоуправления. За последние годы существенно снизилась роль местного самоуправления – отменены прямые выборы глав, совершено объединение районов в единые муниципальные округа. Муниципальные образования теперь могут не проводить выборов по партийным спискам. Поставить главою города или района можно хоть гражданина Израиля, хоть разбойника, хоть педофила. И это при том, что мы живем в казачьем краю, где самоуправление было основой управления. Но фигу, приехали менеджеры из дальних краев и сделали по-другому.

7. Провальная кадровая политика. Помимо сомнительных глав на местах, мы повидали не менее сомнительных министров и прочих членов команды Владимирова, которые либо были фигурантами уголовных дел, либо уже получили реальные сроки. Список весьма солиден. Наблюдается усиление во властных структурах представителей нцаиональных диаспор, что нам может аукнуться в будущем.

При этом аппарат феерически огромен. Например, только аппарат Ставропольской краевой думы составляет 150 человек (3 человека аппарата на одного депутата) – это водители, бухгалтерия, секретари и т.п.. Весь аппарат краевой власти – это тысячи и тысячи человек. Раньше краевой исполком занимал одно здание. Одно лишь содержание государственной власти в крае требует миллиарды рублей в год.

8. Высокий уровень коррупции. Характерен в целом для региона. Как следствие – край в первой десятке регионов России, где совершаются налоговые преступления. 

9. Слабая безынициативная команда. В подавляющем большинстве краевые чиновники, главы муниципальных образований выстроены в системе. С одной стороны это хорошо, когда система работает на результат. Но мы видим по результату и по массе пиара, что система работает на главного в краевой команде. Этим отчасти и объясняется слабость команды Владимирова. 

10. Варяги. Владимиров почему-то предпочитает приезжих. В краевом правительстве были ямальские, теперь крымские подтянулись. В сфере ЖКХ, например краевой Водоканал и теплоснабжение. В СМИ, к примеру, тоже самое «Свое ТВ». Во многих местах, где счет идет на миллионы и миллиарды рублей можно найти приезжие. То же самое в муниципалитетах. Главами ставят людей, которые не проживали, а некоторые даже прорулив несколько лет не проживают на вверенной территории. Они просто ездят на работу из другого города. Вопрос бы не поднимался, если управление было бы эффективным, но мы видим совершенно иной результат. Видимо, в качестве руководства к действию краевая власть используют советы таких же приезжих экспертов.

11. Проблема с водоснабжением ряда территорий. При этом обороты только краевого Водоканала исчисляются миллиардами, а финансовые результаты компании год от года хуже.

12. Высокие тарифы ЖКХ. Тут и обсуждать нечего. Я приводил в качестве примера тариф по ТБО в Ставрополе и в Краснодаре. Разница была в 1,66 раз. 

13. Угроза потери краем региона КМВ путем перехода в статус «федеральной территории». Эта тема вызвана неэффективным развитием потенциалом КМВ, примеры чего сыплются каждый день.

14. Машук. Необдуманные действия краевой власти по отношению к особо охраняемой территории привели к конфликту с краевой прокуратурой и подачей коллективного иска с самым большим количеством подписания. 

15. Усиление проблем сельских территорий. Свалки, водоснабжнение, снижение количества рабочих мест в связи с индустриализацией сельского хозяйства. Особняком стоит земельный вопрос – использование паев, земля для выпаса скота. 

16. Нарушения на выборах. Справедливое, честное проведение выборовбудет играть все большую роль. Особенно на фоне событий в Беларуси и в свете предстоящих выборах в Госдуме. В ходе местной избирательной кампании, по выборам местных депутатов в ряде муниципалитетах края уже возникли конфликты интересы и участники процесса заявляют о давлении на кандидатов и нарушениях. Примером могут Минеральные Воды.

17. Бэкграунд «Единой России». Напомню, что губернатор Владимиров является также главой ставропольских единороссов. За все непопулярные решения партии – он также косвенно принимает на себя удар.

Мы имеем на выходе целый набор уязвимости губернатора Владимирова, не считая личных проколов типа вышеупомянутого поста в Инстаграме с упоминанием запрещенных к свободному обороту веществ, довольно резких комментариев и т.п. Естественно, что уязвимостью могут воспользоваться нынешние и будущие политические оппоненты и просто недруги Владимирова. А недоброжелатели уже появились, в т.ч. из среды силовиков, имевших и имеющие интересы в различных сферах бизнеса, а также из числа предпринимателей, чей бизнес пошел под откос.


Прогнозируется актуализация проблемных для губернатора моментов на федеральном уровне:


1. Личные промахи. Типа замечательного ролика. Вбросят во все возможные медиа начиная от Навального, Ходорковского и либеральных изданий Медуза, Кавказский узел, Ура.ру, Новая газета и т.п. Вполне себе зайдет новость.

2. Проблема КМВ. Тут уже есть массив данных, позволяющих узреть конфликт достойный освещения в федеральных СМИ. С одной стороны – неэффективное управление, с другой – противостояние с прокуратурой и общественностью. На фоне возможной передачи КМВ в разряд «федеральных территорий» появляется и повод для противостояния и протестов. Это будет не Хабаровск, но в одном ряду с Шиесом и постройки храма в Екатеринбурге. Запросы на подобную информацию уже есть.

Естественно, что  актуализированы будут проблемы и на местном уровне. В основном это локальные проблемы, но имеющие свойства для большей части региона. Свалки, вода, нарушения прав, тарифы, транспорт и т.п. Деятельность конкретных чиновников. Со статистикой, с именами и т.п. 

Каналы актуализации местной информации:

Мессенджеры (Ватсап и т.п.).

Соцсети.

Телеграм каналы.

Новостные порталы.

Сервис Яндекс Районы.

Личное общение.

Контекстная и таргетированная реклама веб-ресурсов оппонентов губернатора, включая сайты организаций, аккаунты лидеров альтернативного общественного мнения в социальных сетях.

Как оценить степень опасности ресурсов? Тут все просто.  Критичным является охват аудитории в 10% от взрослого населения, из которых 3% будут сторонниками, т.е. постоянными читателями или зрителями. То есть охват в тысячу человек не представляет НИКАКОЙ угрозы для власти, а вот стабильный охват в 60 тысяч уже способен серьезно изменить настроения в обществе. Жизнь общества определяет, как известно не большинство, а инициативное меньшинство, которые и составляют от 2 до 6% от всего общества. 

Формализация и самоорганизация протеста

Прогнозирую, что протестная система будет идти как путем самоорганизации, так и формализовано.

Самоорганизация протеста. 

В последнее время появляется все больше активистов, правозащитников, которые активно выступают против позиции краевой власти, властей муниципальных образований. И они могут прекрасно объединяться. Примером тому может служить коллективный иск по поводу Машука (сотни подписантов), неформальное движение активистов в Ставрополе (Город для жизни), которые очно-заочно «бодались» с прошлым главой Ставрополя по поводу строительств развязки Ленина-Кулакова. Интересная тенденция, что самоорганизация не только в интернет проходит, но и в реальной жизни. Те же гражданские активисты любят пообщаться оффлайн. Большинство из них крайне лояльны к краевой власти и с удовольствием стали бы чиновниками, но мест на всех не хватает, поэтому их энергия нередко используется в конфликтной ситуации. У нас групп по интересам хватает: экологи, любители животных, урбанисты. И всегда чьи-то интересы не учтены в должной мере. 

Формализация протеста

Самоорганизация логично перейдет в формальную стадию. Вполне возможно, что будет какое-нибудь неформальное движение, условное «Свободное Ставрополье», которое объединит сторонников, независимо от партийной принадлежности и места работы.  Это отличный флаг накануне серии выборов и ближайших серьезных изменений в стране. 

Идеология условного надпартийного движения:

1. Портрет Ставрополья прекрасного будущего. То чего нет у нынешней краевой власти. Тут найдут, кстати, реализацию местные кадры и местные эксперты в пику приезжим.

2. Варяги – домой! То есть в крае руководить на региональном уровне, на местном уровне – должны те, кто продолжительное время проживает здесь.

3. Социальная поддержка населения.

4. Развитие местного бизнеса (торговля, агропереработка, новые направления и т.п).

5. Межнациональный мир и спокойствие. Обеспечение прав и интересов коренного населения, в т.ч. в вопросах представленности в органах власти.

6. Борьба с коррупцией.

7. Контроль за тарифами ЖКХ. Введение общественного контроля.

8. Прямые выборы глав муниципальных образований.

И прочее прочее. Популизм? Не более того, что нам вещают по ТВ. Но популизм работает.

Финансирование протеста

Собственные средства активистов.

Частные пожертвования граждан.

Представители власти на краевом и местном уровне.

Новые партии и движения, которые пойдут на выборы в 2021 году.

Предприниматели и бизнес-структуры, потерявшие доход. 

Зарубежные фонды. Типа Ходоковского.


9. Лидеры протеста

Выявление в ходе деятельности. Тут вообще на ровном месте могут появиться лидеры. Как в Беларуси. 

Поддержка действующих неформальных лидеров общественного мнения.

Присоединение лидеров действующих партий, объединений и организаций. Будет ни разу не удивительно увидеть в их числе и представителей КПРФ, ЛДПР, Единой России, казачества, ветеранских организаций. Особенно тех, кто не имеет шансов попасть в основной список.

Предприниматели. Кто построил бизнес (даже если и потерял), тот сможет реализоваться и в политике.


10. Сетевое построение протеста.

Несмотря на возможную  формализацию, протест будет построен по сетевому принципу. Без единого управления, без единых лидеров, без единого финансирования. Это позволяет использовать различные источники финансирования. 

Ключевым в сетевом построении протеста служит информация. Каналы ее распространения, создание вирусного эффекта. То есть систематизация в достижении каких-то целей. При сетевой организации протеста лидеры являются символами, а не управленцами. Лидеры озвучивают необходимую повестку дня.


11. Правила для протеста

Определенный период региональный протест будет проходить по некоторым правилам, среди которых одно из главных –  именно местные проблемы. Но если ситуация в стране критично изменится, то появившиеся лидеры в регионе примут ту или другую стороны федерального конфликта. Именно поэтому наличие подобных протестов не противоречит политики федерального центра. Более того,  губернаторы – это расходный материал. Пока народ занят региональными проблемами, он меньше думает о федеральных. Поэтому участие в региональном протесте представителей системных и новых партий вполне будет объяснимо. Партии будут просто пытаться оседлать волну. Что в принципе логично – сейчас людей интересуют гораздо больше местные проблемы, чем глобальная политика. 


Прогноз развития ситуации

Системный запуск регионального протеста фактически уже самозапустился. Без участия структур. Если власти, не внесут коррективы в деятельность, то потом остановить будет проблематично. 

Что мы можем увидеть в недалеком будущем? Какие темы будут в информационном поле?

Мой прогноз таков

Нарушения на выборах этой осенью - микропротесты.

Нарастающий локальный протест «Машук».

Подогрев ситуации вокруг отчуждения КМВ.

Экономические протесты по поводу высоких тарифов, снижения уровня жизни в регионе и т.п..

Раскачка темы «варягов».

Локальные протесты ЖКХ «Дай воды», «Мусор».

Пачка протестов локального уровня.

Локальные протесты предпринимателей.

Сетевой протест «Владимиров, уходи!» с соответствующими аватарками. Это будет на финише.

Вероятность прогноза сценария. Тут зависит от деятельности самой власти. Внесет Владимиров коррективы в работу команды, даже с учетом обострения политической ситуации на фоне выборы регионального системного протеста не будет.


Однако меня терзают очень смутные сомнения по поводу того изменит ли работу команды. Это объясняется следующим.

Розовые очки. Картинка официальными СМИ, восторженные голоса экспертов вполне могут создавать у самих лиц принимающих решение, что все прекрасно. Часто политики верят в свою же пропаганду. Примеров в истории масса. Но король обычно голый.

Излишняя самоуверенность. Краевой власти может казаться, что политическая поляна зачищена. Нет ни лидеров, ни организаций, способных транслировать протест. КПРФ – поддерживает губернатора. ЛДПР также в губернаторской обойме. Не зря лидер ЛДПР Ефимов трудился в свое время бок о бок с Гладковым, курирующим в крае политику. Остается «Справедливая Россия». Но партия хотя и борется за права граждан и иногда показывает зубы, но в целом лояльна к губернатору. Что в принципе вполне объяснима – смысла вступать в жесткий клинч с руководителем региона, если он не совершает непотребств нет.

Посчитаем как надо. Оценка эффективности краевого руководства определяется в т.ч. и по результатам выборов. Тут можно думать, что посчитаем как раньше и получим какой надо результат, но пример Беларуси в очередной раз показывает, что это может быть чревато серьезными последствиями.

Неповоротливость и безынициативность чиновников. Для перестройки работы потребуется вносить инициативы, брать ответственность на себя. Этого наши чиновники часто не умеют. Да и не хотят. Тем более, что решения часто требуют перестройки финансовых потоков. А это часто сделать очень сложно с учетом выстроенных отношений и обязательств.

Именно с учетом знания механизм работы государственной машины у меня серьезные опасения по поводу развития протестных настроений в Ставропольском крае.

Предвижу вопросы по поводу этого текста.

Что это такое? Это выдержки из аналитической записки с фактурой.

Зачем ты это выложил на обозрение? Два момента. Профессиональный интерес. В отличие от «экспертов» я предпочитаю публиковать сценарии и прогнозы. Наука тем и отличается от распила денег тем, что позволяет делать довольно точные прогнозы на основе установленных фактов и принципов. 

Второй момент – это общественный интерес. Для региональной власти – это своеобразная засечка. Текст обязательно прочтет и губернатор, и его команда. Скорее всего забьют на это дело, а может и сделают выводы в интересах общества. В интересах общества и описание механизма протестов. Когда власти знают по какому сценарию могут развиваться события, знают что общество обладает определенным потенциалом и инструментами давления, то она немного разворачивается лицом к обществу.

Если протестный процесс ускорится, то на чьей стороне будешь? Не знаю. При всей моей критике Владимирова может и ни на какой. Просто есть печальный опыт, когда на место смещенного чиновника приходит гораздо худший. А возможно и буду в первых рядах его сторонников. Или противников. Все зависит от диспозиции и обстоятельств. Возможно, что протест попытается оседлать отъявленный негодяй, которого будет не по-людски поддерживать и на фоне которого Владимиров будет краю куда полезнее со всеми его причудами. 

На чьей стороне будете вы, решайте сами. У каждого свои обстоятельства. Кайфовать лучше в одиночку и с близкими друзьями.

Источник фото: пресс-служба губернатора Ставропольского края.